Горячая невеста

»
Никита докурил сигарету, выбросил окурок в окно, сплюнул и процедил сквозь зубы:
— Надо завязывать с этой хуйнёй.
— Ты про курево?
— И про него тоже.
— Я сразу после армии бросил.
— Ты уже сто раз рассказывал о том, какой ты молодец.
Я молча пожал плечами, как бы согласившись. Жертва опять замычала и задёргалась, вылупив на нас свои мокрые и красные от слёз глазенки.
— Может, откроем уже рот, вроде местечко тихое?
Ник обернулся на заднее сиденье, осмотрел дёргающееся и лоснящееся от пота тело и отрицательно помотал головой.
— Рано ещё, пускай успокоится немного, а то я не переношу громкие вопли, сам знаешь.
— Знаю, тебя они просто бесят.
— Вот именно.
Никита потянулся было в карман за новой сигаретой, но чертыхнулся и убрал руку. Некоторое время сидели молча.
— Как там рука твоя? — поинтересовался Ник.
— Ничего, — я встряхнул раненой левой рукой, — до свадьбы заживёт. Тем более, я же не левша.
— Нет, не левша, — согласился Никита.
Опять наступило неловкое молчание.
— А жарища-то какая, а!
— Да, градусов тридцать пять, не меньше!
— А то и все сорок!
— Ну, что там, затихло наше тельце?
— Вроде затихло.
— Открывай тогда.
Я резким движением сорвал скотч со рта жертвы, та громко завопила:
— Сука, больно же, пагни!
— Заткнись, мандавошка тупая!
Я ударил раскрытой ладонью Кирилла по губам. Засохшая было кровь снова струйкой побежала по подбородку. Кирилл захлюпал носом, но замолчал. Никита лишь вздохнул и театрально закатил глаза. Потом вновь уставил свой взор на потрёпанного Кирюшу и начал втолковывать тому назидательным тоном:
— Ну как же так, Кирилл Андреич, такой хороший мальчик, а так нехорошо поступаешь со своим любимым дядюшкой.
— Да мы...
Я прервал его, ударив ребром ладони в кадык. Кирилл закашлялся и затих.
— Весь салон уже твоим потом провонял! — возмутился я.
Никита продолжил:
— Вопрос был риторический. Хотя ты и слова такого не знаешь: ри-то-ри-чес-кий. Умишком не дорос. А вот сейчас последуют вопросы, на которые тебе придется ответить.
* * *
Девчонки в этот раз попались отпадные! Обе горячие, молоденькие, стройненькие, подтянутые, с торчащими сиськами и упругими попками! Обе загорелые и без следов от купальников. Пока одна скакала на моем жезле в позе наездницы, а я мял и крутил её мокрые от пота сисечки, вторая вылизывала мои яйца и анус. Мы шли уже на второй круг, и я был близок к финишу. А вот показался и яркий финиш! Я с рёвом приподнял лёгкую девицу вверх, прижав её плотно к себе, член мой запульсировал, и я с искрами в глазах кончил во второй раз за вечер! Мы лежали всё в той же позе, когда вторая девочка аккуратно вынула мой увядший член из вагины подруги, сняла резинку и выкинула в урну. Я лежал на просторном круглом траходроме и блаженно смотрел в зеркальный потолок. За стеной, где-то вдалеке, едва слышно, гремела клубная музыка, басы даже здесь отдавались гулом в стенах. В зеркалах я наблюдал стройную маленькую фигурку, накрывающую моё могучее бледное тело, распластанное на смятой шёлковой простыне. На бедре виднелся крупный шрам, но шрамы лишь украшают мужчину, как говорил отец. Я увидел вторую стройную фигурку, отличавшуюся от первой только огненно-рыжими волосами. Рыжая пристроилась между моих широко разведенных ног и начала ритмично работать головкой и ручками. Её жаркий ротик полностью заглатывал мой ствол, а ручки нежно мяли мошонку. Первая девочка, со смоляными волосами, слезла с меня и стала массировать руками и ртом мои грудь и живот. Я уже потянулся к тумбочке за презервативами, когда дверь в комнату резко распахнулась и в комнату, вместе с громкой музыкой, вломился Никитос.
— Рота подъём!!! — проревел он на всю комнату, словно буйвол.
Девчонки испуганно отскочили от меня и прижались к стенке. Никита сгреб мои вещи с тумбочки в кучу и бросил в меня.
— Никитос, ну что за дурацкие шутки?
— Делу время, потехе час!
— Пиздец, ты кайфолом! Что стряслось?
— Потом расскажу, не при блядях же. И хватит уже мобилу на беззвучный режим ставить, хрен дозвонишься тебе!
Я по-быстрому оделся и вышел вслед за корешом. Девчонки проводили нас недовольными взглядами.
Мы прошли через коридор, поднялись по лестнице, миновали шумный танцпол, вышли на жаркую даже ночью улицу, сели на скамейку неподалёку. Никита закурил, уставившись перед собой.
— Ну, что там стряслось? — наконец не выдержал я.
— Дело серьёзное.
— У нас других и не бывает.
— Это особенное.
— С той училкой тоже особенное было. Да они у тебя все особенные. Говори по делу, а то, как всегда, кота за яйца тянешь!
— Надо с Кириллом разобраться.
— Опа-па! Допрыгался наш птенчик! Как разбираться будем? Или опять говно за ним подтирать придётся?
— Он сам по-уши в говне. Да не лыбься ты так, наше положение не намного лучше.
— А в чём наша проблема?
— В Ангелине.
— Бля-а-а...
— Да не ссы, и не из такого дерьма выкручивались, и тут что-нибудь придумаем.
* * *
Звон мобилы разбудил меня в двенадцать утра. «И какая сука звонит так рано?! Надо на беззвучный поставить,» — думал я, идя к рабочему столу. Звонил Кирилл.
— У аппарата.
— Тёма, вставай, на охоту поехали!
— Какую ещё охоту?!
— Дядя Дима пгигласил меня и велел взять инстгуктога по стгельбе, вот я пго вас с Никитой и вспомнил!
— Так там же вроде свадьба гуляет?
— Одно дгугому не помеха. Я только что оттуда.
— А Никита что?
— Никита уже здесь. Мы тебя ждём у подъезда.
— Хорошо, желание клиента — закон, я пулей.
Ехали до принадлежащей Дмитрию Сергеевичу загородной базы отдыха молча, на Кирюхиной БМВ, но с Никитой за рулём. Да и поговорить возможности просто не было, настолько мощная у него в машине аудио аппаратура. На месте, естественно, никакой охоты и в помине не было. Все гости пьяные в сраку, охрана в панике, у персонала вся жопа в мыле! Отмечали свадьбу Дмитрия Сергеевича, третий день. Как Кирюша оставался до сих пор относительно трезвым, ума не приложу, ведь стоящие под навесами столы просто ломились от яств и выпивки! Из ружей и пистолетов палили по чём угодно: по банкам, бутылкам, вёдрам, пням, невесть откуда взятым чучелам лисы и медведя, но только не по дичи. Кирюша тоже быстро всех наверстал и по выпивке, и по стрельбе в никуда. К восьми часам вечера он уже превратился в пускающего слюни овоща, и мы отволокли его в гостевой домик, отсыпаться. Никита остался смотреть за ним. Да и бухать ему нельзя. А во дворе, тем временем, началась очередная дискотека! Взрослые мужики и бабы, молодые парни и девки в платьях, какие-то шлюхи, все весело отплясывали под Верку Сердючку! Я, наконец, подошёл к сидящим под навесом во главе стола молодым, поздороваться и поздравить с бракосочетанием. А то из-за Кирилла не было возможности.
Дмитрий Сергеевич пожал мне руку и представил невесту:
— Ангелиночка, мой новый ангел! — и растянул свой мясистый рот в широкой улыбке, продемонстрировав ровные белоснежные зубы от лучших стоматологов города.
— Очень приятно, Артём.
Ангелина протянула мне затянутую в белоснежную перчатку руку для поцелуя, мило улыбаясь. Я слегка коснулся губами пахнущую дорогим парфюмом ладонь и улыбнулся в ответ. Четвёртая супруга Дмитрия Сергеевича была само очарование! На вид лет восемнадцать, не больше! Шатенка, молочно-белая кожа, большие зеленые глаза, а из глубокого декольте, едва не вываливаясь наружу, выпирают, будто спелые круглые дыни, массивные белые груди. Лицо довольно милое, хоть и глуповатое, источает блядоватый томный взгляд из под длинных и густых ресниц. В общем, типичная тёлка-содержанка. Дмитрий
Сергеевич всегда любил молоденьких, глупеньких, смазливых, да чтобы посисястей! А с его финансами, девок, охочих до его плешивой головы и объёмного живота, было не сосчитать! Я уже было разворачивался, когда Дмитрию Сергеевичу позвонили и он жестом попросил меня остаться. Лицо его стало серьёзным и сосредоточенным, он в основном слушал и кивал, вставляя лишь короткие фразы вроде: «да, понял» и «не может быть». Лицо его приобретало всё более хмурый вид. Наконец, он закончил переговоры, немного подумал, и обратился ко мне:
— Ты не мог бы присмотреть за невестой? А то у меня неотложное дело, и Серёжу с Вадимом я забираю с собой, — он кинул взгляд на двух мордоворотов-охранников, стоявших с суровым видом неподалеку.
— Любой каприз за ваши деньги, — ответил, улыбнувшись, я.
— Только, чур, без шалостей! — подмигнул он Ангелине.
Та лишь обиженно надула пухлые губки.
Дмитрий Сергеевич ушёл, пожелав нам не скучать и обещав невесте вернуться как можно скорее на крыльях любви. Я сел слева от места жениха и начал вяло тыкать вилкой в салат, косо поглядывая на танцующую толпу. И тут ко мне обратилась Ангелина:
— Вот такие вы все, мужики, ради своих мужских дел готовы даже невесту бросить!
Она состроила обиженную моську, которая по идее должна была меня растрогать, но лишь рассмешила своей нелепостью.
— Не вижу ничего смешного, — обиделась Ангелина, — вот скажу папику, что ты меня обидел, и он тебя накажет!
— Мадам, ну зачем же так строго со своим верным слугой?! Чем я могу искупить свою бестактность?
«Мадам» игриво улыбнулась, ответ ей явно пришёлся по душе.
— Присаживайся рядом, а то мне скучно.
— А меня не примут за жениха?
— Да какой из тебя жених в твоих джинсах и футболке?! Да и гостям уже всё равно на молодых, они даже отсутствие жениха не заметили.
И правда, большинство гостей уже спало в нумерах, часть разъехалось по домам. На танцполе лишь вяло двигались несколько тел, а за столом вообще никого кроме суетящейся обслуги. Всё-таки третий день свадьбы, все уже устали. Да и время близится к полуночи.
— И то верно. Невесте скучать нельзя.
Я сел на место жениха, выпил бокал шампанского с невестой и снова стал тыкать вилкой в салат.
— Что-то я устала, спать хочется. Проводишь меня?
— Далеко провожать?
— Вон, в тот домик.
— Не далеко, могу и проводить.
Я повёл Ангелину к гостевому домику, в котором уже расположились Кирилл и Никита. Встав, она оказалась довольно высокой, хот
я наверное это из-за каблуков. Ноги-то спрятаны под пышной юбкой. На пороге нас встречал Никита. Я объяснил ему ситуацию, и мы проводили Ангелину в апартаменты для молодожёнов на втором этаже. Сами остались на первом, где спал Кирюха. Спустя несколько минут сверху раздался требовательный женский голос:
— Мальчики, у меня проблема! Идите сюда!
* * *
— А теперь отвечай: что ты помнишь о том самом вечере? — тон Никиты не терпел возражений.
— Я напился, бес попутал, невесту я не узнал.
— А мы с Тёмой что?
— Вы были снагужи, потому и поздно спохватились.
— А Ангелина?
— Оказалась шлюхой и кинулась на шею богатого мальчика, чтобы забегеменеть от него, пытаясь внести газлад в семейные отношения.
— Правильно. А зачем убежать пытался?
— Испугался дядиного гнева.
— А на нас с ножом зачем кидался?
— Ну, так получилось, тоже испугался.
— Правильно, что испугался. Ты в курсе, что ей уже сделали аборт и брак в процессе расторжения?
— Да, точно? Тепегь в кугсе.
Я выключил диктофон.
— А теперь без диктофона: точно ничего не помнишь про тот вечер?
— Клянусь!
— Верю на слово, — усмехнулся я, — а теперь позвони дяде и передай ему всё слово в слово без запинок и глупостей, — и сверкнул ножом-бабочкой.
* * *
Мы поднялись наверх, где нас ждала Ангелина, замотанная в полотенце и с мыльными волосами.
— Ой, мальчики, что-то я запуталась с этим новомодным душем, вода слишком горячая. Раньше Димочка настраивал, а сейчас его нет. Помогите настроить.
Никита зашёл в душевую кабинку и настроил воду как просили. Поблагодарив, Ангелина скинула прямо при нас полотенце и в чём мать родила закрылась в душевой кабинке. Без туфлей она уже не казалась такой высокой, но всё же была чуть выше среднего роста. У неё оказалось стройное тело, аккуратная маленькая попка и просто огромные, чуть не до пупка, буфера! И, главное, совершенно натуральные! Никогда таких вживую не встречал. Да, Дмитрий Сергеевич знает толк в тёлках! Мы с Никитой даже немного засмущались от такого зрелища.
— Мальчики, а кто потрет мне спинку?
— Вот же шалава! — проскрипел я сквозь зубы.
— Да, нехорошо как-то получается, всё-таки жена лучшего клиента, — согласился Никита.
— Мальчики, я считаю до трёх, и если никто не потрет мне спинку, то я скажу Димочке, что вы ко мне приставали!
— Вот сучка!
— Один, два, два с половиной, два на ниточке...
Я чертыхнулся и вошёл в кабинку. Ангелина стояла когда мне спиной, держа намыленную губку в приподнятой руке. Она обернулась и улыбнулась:
— А вот и наш смелый рыцарь. Только кто же входит в душ в доспехах? А ну-ка скидывай всё скорее. Я сказала — всё!
Я стянул распертые эрекцией трусы и начал мылить спину шалавистой невесты. Она обхватила рукой мой ствол, прогнулась и вставила его в свою гладкую киску. Внутри было мокро и жарко, плюс ощущений добавляли мощные и тёплые струи душа. Ангелина громко застонала, едва не крича, и мне пришлось прикрыть её рот ладонью, а то не дай бог ещё услышит кто. Она взяла в рот два пальца и начала обсасывать их. Я подошёл к кульминации, а так как резинки не было, то решил излиться на пол. Но стоило мне только вынуть член, как эта ненасытная стерва схватила его рукой и прижалась ко мне спиной, не давая извлечь его наружу!
— Моё! — крикнула она хриплым от ярости голосом.
Я всё же оттолкнул сумасшедшую девку от себя и кончил ей на ляжку. Сперму быстро смыло водой.
— Сука, мудак, ты что наделал?!
Она набросилась на меня с кулаками, но я смял её в крепких, но мягких объятиях так, чтобы она не могла пошевелиться. Вошёл Никита.
— Что тут стряслось?
— Да тут у невесты совсем крышу снесло на почве секса.
Ангелина вроде немного успокоилась и заговорила чуть спокойней:
— Отпусти, пожалуйста, я всё вам объясню.
Я освободил её из своих объятий и она начала нам объяснять, зачем ей всё это понадобилось.
— Понимаете, я хочу забеременеть и родить папику наследника — сына. А у него что-то не очень получается.
— Так у него уже четверо взрослых детей от первой жены.
— И из них двое сыновей.
— Он их не любит!
— Ну, насколько я знаю, никто вроде вниманием не обижен, все как сыр в масле катаются.
— А наш будет самым любимым! — похоже, у девки начиналась истерика.
— А сам папик в курсе? Он вообще хочет ещё детей? И почему ты решила, что будет сын, а не дочь?
— Конечно хочет!!! Когда у нас появится сын, он меня ещё сильнее полюбит!!! И сын будет любимым из детей!!! Это будет для него сюрприз!!! И вы мне в этом поможете!!!
— Ну-ну, тише, успокойся.
— А если откажетесь, то скажу что вы меня избили и изнасиловали, и вам тогда пиздец!!!
— Так а чем мы-то тут помочь можем?!
— Оплодотворите меня, что тут не ясного!!!
Мы с Никитой переглянулись: да, у бабы совсем крышу сорвало!
— Пошли в спальню, быки-осеменители, бегом, а не то почувствуете мой гнев в полной мере!
Мы прошли за Ангелиной в комнату с большой кроватью, спорить с ней было без толку. Откуда же нам было знать, что Дмитрий Сергеевич ещё 18 лет лет назад, после того, как первая жена родила ему тройню, сделал себе вазэктомию, и детей больше иметь не мог, да и не хотел. В спальне Ангелина приняла позу раком и заставила Никиту взять её как сучку. Когда Никита «отстрелялся», пришла моя очередь. Но что-то вид её раскрасневшейся раскрытой вагины, с вытекающей изнутри спермой, меня уже не особо заводил. Невеста повалила меня на спину, и принялась жадно сосать. А сосала она, надо сказать, весьма и весьма умело! Полностью, по самые яйца, заглатывала весь мой немаленький ствол, помогала ладошками, облизывала уздечку и головку ловким язычком, ласкала пальчиком анус! Короче, мой боец пришел в полную боевую готовность в рекордно быстрые сроки! Ангелина легла на спину, широко разведши и высоко задрав ноги.
— Так зачать легче, — пояснила она, — давай уже, вставляй.
Я и рад стараться. Закинул её ноги себе на плечи и начал ритмично долбить её красную хлюпающую дырень. Её огромные груди с большими ореолами сосков колыхались передо мной в такт фрикциям. Я взял один торчащий розовый сосок в рот и начал сосать его, а второй сильно выкручивать пальцами. Невеста начала нечленораздельно кричать от страсти, и мне снова пришлось прикрыть ей рот ладонью.
А потом я решил поработать с её сиськами. Я вынул лоснящийся от смазки член из вагины, сел Ангелине на живот и вставил член между огромных и мягких грудей. Она плотно сжала свои потные сиськи, и я начал сношать её между ними. Головка при этом проникала ей в ротик. Ощущения непередаваемые и, чего греха таить, весьма необычные! Тут я понял, что финал уже близок, слёз с живота, вставил в гладко выбритую киску и тут же кончил прямо внутрь.
Мы с Никитой сидели в креслах и пили ледяную минералку, а Ангелина лежала на кровати, сжав и приподняв ноги, увеличивая этим, как она считала, шансы зачатия, когда в комнату ввалился пьяный Кирилл. На нем были лишь трусы с мокрым пятном спереди. Ангелина вскочила как ужаленная и попыталась прикрыться, но получилось плохо. Она-то думала, что в домике больше никого нет, так как он предназначен лишь для близкой родни, а почти вся родня разъехалась ещё утром. Кирюша осмотрел комнату стеклянными глазами, увидел сначала нас с Никитой и поздоровался:
— Здорово, мужики!
По-моему, он нас даже не узнал. Потом увидел привставшую уже Ангелину и широко раскрыл глаза и рот от изумления:
— Вот это тёлочка, просто отпад! Поделитесь?
Невесту он тоже не узнал, и Ангелина поняла это. Она чуть призадумалась, потом скинула одеяло, повернулась раком к Кириллу и поманила того пальчиком: возьми меня мой жеребец, меня на всех хватит!
Кирилла долго ждать не пришлось. Он быстро стянул труселя, полез на супружеское ложе, оступился, упал на пол, но всё же взгромоздился на кровать. Его небольшой кривой хуец уже торчал. Он навалился на свою новую тётю сзади и начал долбить её сзади. Ангелина закричала:
— Ой-ой, не туда попал, ишь какой ретивый попался! Чуть ниже, жеребец!
Кирилл вынул член из задницы и вставил в вагину. Немного подёргался и снова вставил в зад, приговаривая:
— Так потуже, а то пизда совсем разъёбана, ни хуя не чувствую.
Ангелина немного потерпела, соскочила с члена, повалила Кирилла на спину и уселась сверху.
— Так лучше, красавчик?
— Ну, немного. Вроде...
Ангелина начала бешеную скачку на племяннике, её сиськи раскачивались и шлёпали его по лицу, она сильно вспотела и тяжело дышала.
— Я это, щас кончу.
— Сегодня можно в меня.
Судя по красному лицу и хаотичным движениям таза, Кирилл кончал. Ангелина впилась ему в губы страстным поцелуем и улеглась на нём. Спустя минуту он захрапел. От такого порно перед самым лицом у меня снова привстал. У Никиты тоже. Невеста устало приподнялась и посмотрела на нас. Удовлетворённо подняла брови и цокнула:
— Ну, что же продолжим процесс оплодотворения!
* * *
Лёха выпил залпом свою «соточку», закусил хрустящим огурчиком и спросил заплетающимся языком:
— Ну а дальше чё было?
— После восьми палок-то? А дальше — всё свалили на Кирюшу, тем более что анализ ДНК подтвердил его отцовство. Но он же племянник, отделался лёгким испугом, можно сказать. Дмитрий Сергеич уже так не жестит как в девяностых. Солидный стал человек, деловой!
— А Ки-кирюшу где нашли?
— Прятался у одной из своих блядей. Но от нас не спрячешься, вытащили его прямо из постели, в одних трусах. Правда, порезал меня маленько, пидарас картавый.
Я показал порез.
— Ет-рунда, до свадьбы заживёт, да и шрамы украшают мужика, с-сам знаешь.
— Это точно.
— А вам чё было?
— Утратили доверие, заказов от него больше нет.
— А Ангелина?
— Вышла замуж за какого-то лоха, ждёт от него уже второго пиздюка.
— У беременных сиськи налитые!
— А то!
— Дашь, ик!, её координаты? Уж больно на фотках хор-роша, да и в постели, если не пиздишь! А то уже заебало — жена, дети, бытовуха! Вспомним армейскую молодость, а?!
— Можно. Только потише, ещё жена услышит.
— Да пошла она... Ик!
— Ну, что, за любовь?
— За любовь!
Нравится +3 Не нравится -1
Поделись со своими друзьями! ;)


Добавлено: 1.11.2018, 01:25
Просмотров: 13 270
Сайт: Фотобаб.ру
Категория: Групповуха / Измена
Комментарии (1)
Михаил (3 ноября 2018 13:20) Ответить
Мерзость какая.



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Схожие рассказы

Кристина

Моя половая жизнь в армии

Ы-Ы-Ы

Заднее колесо

Перепутаница. Часть 2

***

В армии

Июльской ночью

ФОТОБАБ.РУ - истории для взрослых